Кому выгодна БелАЭС: итоги одного года работы станции

Первый год работы Беларусской АЭС всё. ISANS подводит итоги и уверенно заявляет, кому было выгодно строительство станции на самом деле.

Беларусская АЭС строилась долгое время, и все это время шли споры о пользе и вреде АЭС. Атомная станция практически достроена, а первый блок работает уже больше года. Второй находится в стадии физического пуска. Поэтому завершение строительства и начало эксплуатации АЭС можно признать свершившимся фактом. Сейчас можно оценить, кто же выиграл от строительства АЭС, а кто проиграл.

Выделим основные мероприятия строительства АЭС и создания инфраструктуры:

  • Непосредственно строительство станции и необходимой для нее инфраструктуры;
  • Создание социально-бытовой инфраструктуры для обслуживающего персонала;
  • Мероприятия по интеграции АЭС в энергосистему;
  • Эксплуатация атомной станции.

Основными выгодополучателями при строительстве АЭС, безусловно, являлись строительные организации и организации-поставщики оборудования. В этом нет ничего плохого: данные организации всегда являются выгодополучателями любого строительства. Главное, чтобы объект строительства стал источником выгоды для других сторон после завершения строительства.

Пострадавших непосредственно от процесса строительства, согласно ISANS, трудно себе представить. Разве что нарушение рельефа в месте строительства АЭС и ограничение на ведение хозяйственной деятельности в непосредственной близости от станции, однако это незначительный ущерб в масштабах страны.

Основными выгодополучателями от создания социально-бытовой инфраструктуры являются в первую очередь персонал станции и их семьи. Атомная станция дает рабочие места для 2,3 тыс. человек, создает стабильный доход для такого же количества семей (можно считать, что более чем для 7 тыс. человек).

Также выгоду получит население, проживающее в Островецком районе. Выгода будет заключаться в возможности использования созданной социально-бытовой инфраструктуры. Население, занятое в сфере услуг, торговле и т.д. получили платежеспособного клиента с устойчивым доходом. Развитие района видно из данных статистики, согласно которым население района выросло с 23,8 тыс. человек в 2016 году до 28,8 в 2022г.

Кроме того, определенные выгоды получили строители, которые получили заказы на строительство жилья и социальной инфраструктуры в Островце. В материале ISANS отмечается, что создание социально-бытовой инфраструктуры также не нанесло ущерба сколь-нибудь значительным слоям населения или интересам государства.

Интеграция АЭС в энергосистему заключалась в развитии электрических сетей и подстанций (системы выдачи мощности), строительства электрокотлов и пиково-резервных источников энергии. Строительство системы выдачи мощности позволило обновить отдельные элементы элеткросетевого хозяйства, увеличило надежность электроснабжения. Эта работа ведется всегда и в любом случае необходима.

А вот строительство электрокотлов – это инвестиции, напрямую связанные со строительством АЭС. Без нее создание электрокотлов не имело бы никакого смысла.

Строительство 985 МВт электрокотлов могло обойтись около 20 млн долларов. Как и при любом строительстве, выгодополучателями становятся проектные, монтажные и строительные организации, а также поставщики оборудования.

Для оценки других выгодополучателей необходимо оценить параметры эксплуатации электрокотельных. Если предполагать, что электрокотлы будут получать элекроэнергию с АЭС по цене переменных затрат (без учета выплаты кредита) на производства 3,5 цента за кВтч (35 доллfhjd за МВтч), то стоимость полученной тепловой энергии будет составлять около 40 долларов за Гкал. Полный тариф на тепловую энергию, обеспечивающий полное возмещение экономически обоснованных затрат составляет около 47 долларов США/Гкал. Если учесть потери тепловой энергии при транспортировке и затраты на транспортировку и сбыт, то можно сказать, что себестоимость производства тепловой энергии на котельных и в электрокотлах приблизительно равна.

белаэс экодом
БелАЭС

Но, как мы писали выше, в этой себестоимости не учтены возврат кредита за строительство АЭС и возврат инвестиций за строительство электрокотлов. При учете всех капитальных затрат себестоимость тепловой энергии от электрокотлов составит уже около 100 долларов США за Гкал.

Таким образом, установка электрокотлов может считаться условно нейтральной для потребителей тепловой энергии при условии, что кто-то заплатит кредит за АЭС и купит эти самые электрокотлы. Т. е. за каждую потребленную Гкал от электрокотлов кто-то должен заплатить около 50 долл. долга по кредиту на строительство АЭС и электрокотлов. Если это будет еще один элемент перекрестного субсидирования, то за данную меру заплатят другие потребители тепловой энергии. В противном случае эти средства будут распределены на все население. Убытки теплоснабжающих организаций будут компенсироваться из бюджета, а значит либо через увеличение налогов, либо через сокращение расходов на другие направления, такие как медицина и образование, например.

Ситуация с созданием пиково-резервных источников (далее — ПРИ) еще интереснее. Электрокотлы будут производить тепловую энергию. Возможно, позволят сократить инвестиции в другие теплогенерирующие мощности. ПРИ фактически будут просто стоять. Планируется, что использоваться они будут только в случаях аварийной остановки блоков АЭС. Установленная мощность данных источников – 800МВт. В качестве пиково-резервных источников будет использоваться установки Siemens SGT-800 мощностью около 50 МВт. Стоимость такой установки – 17,5 млн. долларов США. Т.е. без затрат на проектирование и монтаж инвестиции только в оборудование составили 280 млн. долл. США. А с учетом монтажа можно оценить общие затраты от 400 до 500 млн. долл. И эти инвестиции точно не окупятся, так как не предполагается, что данные установки будут производить продукцию (электроэнергию).

Безусловно, для энергосистемы необходимы резервные мощности и затраты на их создание включены в тарифы электрической энергии для всех энергосистем. Но данные ПРИ создаются не для поддержания резерва во всей энергосистеме. Они создаются именно для резервирования АЭС, без нее необходимости создания таких мощностей нет.

Таким образом, от данного мероприятия получили выгоду проектные и строительно-монтажные организации, а также поставщики оборудования (Siemens). Население же в результате данного мероприятия заплатило за создание мощностей (либо через тариф на электроэнергию, либо через налоги) не получив, по сути, ничего взамен.

Самым продолжительным же мероприятием является собственно эксплуатация станции. Новые мощности могут создаваться по двум причинам – замещения устаревших существующих мощностей или обеспечение роста потребления электроэнергии. В обоих случаях результатом будет сокращение затрат на производство электроэнергии. В первом случае – потому что нового эффективное оборудование замещает низкоэффективное, во втором – потому что доля нового эффективного оборудования увеличивается. Однако тарифы на электрическую энергию для населения после пуска АЭС значительно не изменились.

Рисунок 1 — Тарифы на электрическую энергию для населения
Рисунок 1 — Тарифы на электрическую энергию для населения Беларуси

Наоборот, они росли практически постоянно с 2016 года. На рисунке 1 видно, что в среднем цена подросла с 4 центов за кВт в начале 2016 года до 8 центов в конце 2021 года (колебания цены связаны с изменением тарифа или курса рубля к доллару США). При этом тариф, обеспечивающий полное возмещение затрат на протяжении того же времени относительно стабилен. Следовательно, основной целью плавного роста тарифа на электрическую энергию являлась ликвидация перекрестного субсидирования.

Однако в декабре 2018 года добавляется новый тариф на электрическую энергию: в случае использования ее в домохозяйствах при использовании электроотопления. А через месяц, в начале 2019 года появляется еще один тариф, с еще более низкой ценой для домохозяйств, которые готовы установить отдельный счетчик для потребления электроэнергии на нужды электроотопления. Снабжение электрической энергией на общебытовые нужды или на нужды электроотопления ничем не отличается. Затраты на передачу, распределение и сбыт для этих двух целей одинаковы. Значит, разница может быть в себестоимости генерации.

Но при потреблении электроэнергии из сети невозможно определить источник генерации электроэнергии. И даже в случае, если стоимость генерации электроэнергии на АЭС значительно ниже, чем на других блоках (а это, вероятно, не так), то из графика получается, что атомная станция принесла выгоду исключительно домохозяйствам, которые перешли на электроотопление.

Т.е вся экономия от более дешевой генерации электроэнергии направлена на стимулирование электропотребления. Остальное население от АЭС ничего не получило. В случае, если себестоимость генерации на АЭС равна себестоимости на других энергоблоках, то появление дополнительных тарифов просто увеличивает объемы перекрестного субсидирования. На этот вариант указывает также и то, что в начале 2022 года тариф на электроэнергию для жилых домов без электроотопления был увеличен на 11% (при годовой инфляции в 10%), что говорит о фактическом росте стоимости электроэнергии.

Однако нельзя также сказать, что население, использующее электрическую энергию для отопления, получило значительные выгоды от пуска АЭС и добавления новых тарифов. Стоимость одной гигакаллории тепловой энергии при теплоснабжении стоит 8,604 долларов. При потреблении электроэнергии по самому низкому тарифу тот же объем тепловой энергии обойдется в 18,6 долларов. А использование природного газа будет стоить приблизительно 7,5 долларов США при действующем тарифе на природный газ для населения в отопительный период. Таким образом, даже в этих условиях электроснабжение окажется дороже как теплоснабжения, так и отопления с использованием природного газа.

Следовательно, электроотопление представляет интерес в первую очередь в населенных пунктах, которые не оборудованы тепловыми или газовыми сетями. И расширение использования электрической энергии будет конкурировать с использованием древесного топлива или торфобрикетов, то есть фактически вытеснять местные виды топлива. Хотя, с другой стороны Минэнерго декларирует высокую важность расширения использования местных видов топлива.

Кроме снабжения электрической энергией населения и организаций Беларуси, на этапе строительства прогнозировался экспорт электроэнергии в Литву и далее в скандинавские страны.  Таким образом, планировалось обеспечить получение валютной выручки для возврата кредита на строительство АЭС.

Однако экспорт электроэнергии после пуска АЭС был остановлен по политическим причинам. С одной стороны, невозможность экспорта не ведет к ущербам, а с другой, большинство мер по интеграции АЭС в энергосистему были необходимы именно по причине невозможности экспорта электроэнергии. Остановка экспорта точно не ведет к выгодам.

Таким образом, анализ затрат и выгод показал, что основным получателем выгод от строительства АЭС являются люди и организации, занятые в строительстве и эксплуатации АЭС, а также отдельные группы потребители, использующие электроэнергию для нужд отопления. Безусловно важно, что люди в населенных пунктах без газовых и тепловых сетей получили еще одну опцию отопления. Однако создать такую опцию можно было бы и без строительства АЭС. В целом же население Беларуси выгод или не получило вовсе (в лучшем случае), либо через свои тарифы и налоги будет дополнительно частично оплачивать затраты на производство электроэнергии (которые не будут оплачены низкими тарифами на электроотопление).

В работе не проводился анализ тарифов для промышленности, однако в промышленности также могут быть как предприятия, получившие выгоду от более низких тарифов, так и организации, на которых нагрузка перекрёстного субсидирования будет увеличена.

Наш вывод подтверждается также из публичных обсуждений и ответов на вопросы представители властей. Например, во время проведённой онлайн-конференции «Атомная энергетика: выгоды и перспективы» в обсуждаемых выгодах нет экономических выгод ни для населения, ни для промышленности. Дополнительные издержки при строительстве АЭС на этой конференции не обсуждались. С одной стороны, конференция была заявлена не про издержки, а про «выгоды и перспективы». С другой стороны, назвать такую подачу материала объективной тоже невозможно.

О том, что сокращения тарифов для населения не будет и в будущем, говорит фраза замминистра энергетики Сергея Реентовича «все уже нашло свое отражение в тарифах». Из всего сказанного становится понятно, почему начались разговоры про строительство второй АЭС еще до того, как закончилось строительство первой АЭС.

Потому что основная цель строительства АЭС – это не создание дополнительных выгод для населения или экономики в целом. Для этих категорий эффект будет скорее всего отрицательным – в виде роста тарифов или налоговых выплат из бюджета на выплату кредита за АЭС.Основным выгодополучателем от АЭС являются проектные и строительные организации. А после завершения строительства первой станции выгоды закончатся.

С этой точки зрения, строительство второй АЭС возможно даже без рассмотрения ее влияния на энергосистему или экономических последствий эксплуатации АЭС. Главная цель – само строительство АЭС, а не ее последующая эксплуатация.

Источник: ISANS, автор: Евгений Макарчук

Добавить в социальные сети:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники